«Мохк боцу эла»

Театральная сцена – это удивительная площадка, где идеи воплощаются в реальность. Все зависит от мастерства актера, от того, сумеет ли он вдохнуть жизнь в тот или иной образ. Порою, артист настолько входит в роль, что и за пределами театра пребывает в образе. Значит, вжился, перевоплотился, как говорят в театральном сообществе.

Однако из образа иногда следует выходить в реальность, хотя бы для того, чтобы отрепетировать новые роли. Актер должен расти, развиваться. Спору нет. Вот, если ты сыграл Гамлета, это уже вершина актерского мастерства. Закаеву Принца датского так и не предложили, точнее, не доверили, хотя просил. Просил слезно, коленопреклонно. Возможно, не услышали каменные сердца театральных боссов. Не все же внимают просьбам и молитве как Ванесса Редгрейв, которая спасла Закаева от неминуемой гибели, выплатив государству стоимость несчастного «бригадного». Более того, она поставила его на продовольственное и платяное довольство. Закаев в свое время жителей Чечни отговаривал от пенсий и пособий, не прилично, дескать, брать у родного правительства соцвыплаты. А висеть на шее одинокой женщины, даже если она богата, стало быть, нормально. Вот такая мораль!

Закаев блестяще сыграл королей, принцев. Пробовал входить в образы злых и добрых правителей. Но ему лучше удавались роли предателей и лицедеев. В театральной среде слыл хорошим «игроком».

Так театральная публика называет универсального актера, пробующего разные роли. Универсал, конечно же, хорош в своей стихии. Да, именно в своей стезе. Но Закаев решил круто изменить вектор своей деятельности, объявив себя бригадным генералом. Это - по меньшей мере смешно. Чеченцы о таких говорят: «мохк боцу эла» (князь без имения).

С привычным предательским цинизмом и навсегда покидая театральную сцену, Закаев приступает к формированию нового имиджа. Когда в зрелом возрасте человек переверстывает собственный портрет, это не всегда лучшая характеристика. И мы начинаем думать, а был у субъекта ранее собственное лицо?

Так или иначе, бригадный уверовал в себя, узрев в своей натуре черты вершителя судеб. Но при этом забыл, что нельзя подарить людям то, чего не имеешь сам. Потянуло в политику, решил попробовать вкус власти. А этот вселенский соблазн ни одного Закаева манит в свои губительные сети. Закаев, как человек образованный знал, что политика – это искусство возможного. Но не знал предел собственных возможностей. Точнее, переоценил свой потенциал.

Замахнулся Ахмед на чужие территории и сферы влияния, не покорив собственные.

Театр, как известно, начинается с вешалки. А дальше уже гримерная. Здесь Закаев стал проводить много времени. Нафабрил усы, бородку отрастил, залысину усеял густой растительностью.

Облачившись в натовский камуфляж, надел натухайскую шапку адыгских абреков, расписал ее арабской вязью, пытаясь придать собственному образу все более устрашающий вид. Из разных красок картина получилась ладная. Ну а толк какой, когда герой не идет в атаку? Мой вопрос – как Закаев воевал? У его бывших коллег, давно вернувшихся к мирной жизни, вызывает легкую ухмылку. По воспоминаниям экс-соратников, стрелять театрал так и не научился. Для него важнее было держать оружие, да так, чтобы оно придавало ему воинственность. Но что внешняя воинственность, когда внутри пустота звенящая!

Вглядитесь в портрет «бригадного» военного времени. В этом взгляде полном презрения, легко угадывается неуверенность, переходящая в трусость. Да, что тут поделаешь, глаза всегда предательски выдают нашу сущность.

В конце 90-х актеру стало понятно, что продюсеры новые роли не предложат. Все уже сыграно.Что остается? Бежать. Бежать, не оглядываясь. И Закаев бежит, не оглядываясь. Он не попрощался с ребятами, которые шли за ним. Их участь печальна. Закаев даже не прислал смс с соболезнованием. Очередное предательство, очередное лицемерие, но не последнее.

Бежал Закаев долго, чудом вырвавшись из плотного кольца. Поговаривают, что он вышел из окружения в толпе женщин, облачившись в женское платье и большой вязаный платок. Руку помощи опять протянул театр. Да, театр вспомнил заблудшего служителя искусства, который не единожды предал искусство, актеров, друзей и соратников, и самое главное - предал Отечество!

Ванесса Редгрейв, игравшая в Королевской шекспировской труппе и знать не могла актера чеченского драмтеатра. Но крик Закаева был настолько душераздирающим, что нежное сердце великой актрисы забилось в страшном ритме от нескончаемой жалости к перепуганному артисту. Вид Закаева был жалкий. Актриса, воспитанная в строгих англосакских манерах, тяжело переносит вид испуганных мужчин. Ванесса, не раздумывая выплатила за бригадного 50 тысяч фунтов стерлингов. Именно такую цену выставили забытому актеру драмтеатра. Не знаю, тянул ли он на такую сумму, но сегодня за натухайскую шапку не предлагают ничего.

Бригадный нынче гостит у Ванессы на полном довольствии. Что –то гость задержался. Так бывает, когда некуда идти. Из туманного Альбиона Закаев все еще изображает себя премьером Ичкерии. Он делает громкие заявления, очевидно, желая быть услышанным. Возможно, неудобно стало перед британским обществом висеть на шее знаменитой актрисы. Его услышали дома. Глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров позвал его и готов предоставить лучшие театральные подмостки. Но стрёмно Закаеву. Он и в благородство людей перестал верить. Бедняга не знает, что в Грозном работают прекрасные театры, где ставят пьесы знаменитых авторов. Здесь и ему найдется роль. На этот раз он непременно должен войти в образ мохк боцу эла (князя без имения).

Информационно-аналитическое управление

Контакты

Парламент Чеченской Республики
364014, Чеченская Республика,
г. Грозный, ул. Восточная, д. 48
Тел./Факс: (8712) 22 42 30
 

Яндекс.Метрика




Описание   
Высокоточные эталонные приборы немецкого бренда измерительных приборов Almemo
almemo.ru